Добро пожаловать на сайт Федерального министерства иностранных дел

Бруно Ганц: доля ангела

Статья

После первого появления на экране ему советовали забыть о кинематографе. К счастью, он не послушался, и мир получил печального ангеля Дамиэля в "Небе над Берлином", мудрого профессора Роля в "Чтеце", меланхоличного багетчика Циммермана в "Американском друге" и безумного фюрера в "Бункере".

Бруно Ганц
Бруно Ганц© picture alliance / dpa

22 марта исполняется 75 лет Бруно Ганцу, одному из лучших актеров немецкоязычного и всего мирового кино.

"Съемки у Вендерса в "Небе над Берлином" были поразительными, но еще более поразительной была реакция публики. Через несколько месяцев после того, как фильм вышел на экраны, меня начали узнавать на улицах. Люди – чаще, конечно, женщины – широко раскрывали глаза и говорили: "Это он, это ангел-хранитель". Как будто действительно принимали меня за него. Если я летел в самолете, то многие вздыхали с облегчением: "Вы с нами. Значит, мы в безопасности". Однажды я даже слышал, как мать успокаивала ребенка: "Смотри, вон в том ряду сидит ангел". И она не шутила".

В Германии Бруно Ганца давно считают своим, хотя паспорт у него швейцарский. Он родился и вырос в Цюрихе. Актером мечтал стать с детства, но дебют в кино, состоявшийся в возрасте 19 лет в фильме "Господин в черном котелке", обернулся неудачей: новичку посоветовали попробовать свои силы на другом поприще. Ганц уехал в Германию и занялся театральной карьерой. Он работал в театрах Геттингена, Бремена и Берлина и это время до сих пор вспоминает с ностальгией: "Мы ставили тогда в основном экспериментальные немецкие пьесы, денег не было совсем, все приходилось делать своими руками. Мы жили как настоящие хиппи".

В 1970 году Ганц присоединился к труппе берлинского театра "Шаубюне" – уникальной творческой команде, созданной режиссером Петером Штайном. Ничего общего с классическим театром "Шаубюне" не имел. Штайн позволял своим актерам участвовать в создании спектаклей наравне с режиссером. Репертуар труппа утверждала совместно, исполнители ролей любого плана и заслуженные артисты получали одинаковую зарплату. В 1973-м немецкий журнал "Театр сегодня" назвал Бруно Ганца "актером года".

Вслед за театральным признанием пришло кинематографическое. В европейском кино сменилось поколение: силу набирала "новая волна", не боявшаяся громких лозунгов, радикальных экспериментов и смелых тем. Многие режиссеры попали в нее из театра и из критики, поэтому имя Ганца было им хорошо известно. По его актерским работам середины 70-х – начала 80-х можно написать энциклопедию кино – кажется, все сколько-нибудь значимые постановщики того времени считали своим долгом снять хотя бы один фильм с Ганцем. Он играл в "Маркизе фон О" французского классика Эрика Ромера, в режиссерском дебюте актрисы Жанны Моро "Люмьер", в "Женщине-левше" Петера Хандке, в ремейке "Носферату" Вернера Херцога и в "Фальшивке" Фолькера Шлёндорфа.

Бруно Ганц в фильме Американский друг
Бруно Ганц в фильме "Американский друг"© picture alliance / akg-images

Впрочем, далеко не со всеми у него сложился идеальный контакт. Например, на вопрос о работе с Херцогом Ганц всегда пожимает плечами: "Его любимым актером был Клаус Кински. Когда Кински находился на съемочной площадке, они становились единым организмом – это, знаете, как симбиоз в биологии. Чужаки в их пространство не допускались".

"Своего" режиссера Ганц нашел в конце 70-х. Его сотрудничество с Вимом Вендерсом началось с "Американского друга" и продолжилось в "Небе над Берлином", где актер сыграл одну из лучших ролей в карьере – ангела Дамиэля, который бродит по разделенному стеной городу и подслушивает мысли его жителей. Метод работы Вендерса был чем-то похож на метод работы Штайна. Он давал своим актерам свободу, внимательно выслушивал их предложения и не возражал против импровизации. "На съемках не было конечной версии сценария, – вспоминал Ганц. – Случалось так, что вечером мы перерабатывали диалоги, которые должны были прозвучать на следующий день. Вим удивительный человек. Он создает свои фильмы в процессе работы, в то время как большинство режиссеров просто выполняют по пунктам заранее написанный план".

К предложениям из Голливуда Ганц всегда относился с осторожностью. Известно, что он был первым кандидатом на роль Оскара Шиндлера в "Списке Шиндлера" Стивена Спилберга, но отказался от проекта по идейным соображениям. Позже эта партия принесла номинацию на "Оскар" британцу Лиаму Нисону.

Зато в начале 2000-х актер ответил согласием на предложение сыграть Адольфа Гитлера в "Бункере" Оливера Хиршбигеля – фильме, посвященном последним дням Третьего рейха. Предприятие было рискованным с самого начала. На протяжении десятилетий в немецком кино существовал негласный запрет на показ фюрера. Стыдливо, со спины, в качестве третьестепенного персонажа или просто голоса – это зрители и критики еще как-то могли пережить, но делать Гитлера главным героем? На такое мог решиться только очень смелый режиссер – и, конечно, не менее смелый актер.

Бруно Ганц в роли Адольфа Гитлера в Бункере Оливера Хиршбигеля
Бруно Ганц в роли Адольфа Гитлера в "Бункере" Оливера Хиршбигеля© picture alliance / dpa

Готовясь к роли, Бруно Ганц проштудировал десятки книг, статей, архивных документов, аудио- и видеозаписей. "Свидетели утверждали, что он любил собак, умел очаровывать женщин, был добр к детям. И в то же время он совершенно спокойно отправлял на смерть тысячи человек. В нем не было ни жалости, ни сочувствия, ни понимания того, что испытывали жертвы войны. Я сыграл фюрера, но так и не смог его понять. Я не добрался до его сердца, потому что никакого сердца у него было". Несмотря на недовольство отдельных критиков, обвинивших актера в том, что он "очеловечил монстра", роль была признана выдающейся, а знаменитый монолог, в котором Гитлер распекает генералов, стал интернет-мемом: шутники со всего мира до сих пор упражняются в остроумии, подставляя под него свои титры.

Ганц – обладатель нескольких десятков кинематографических наград. "Оскара" среди них нет, но есть кое-что повесомее, по крайней мере в историческом плане. С 1996 года швейцарец является хранителем Кольца Иффланда – роскошного бриллиантового перстня, который уже две сотни лет передают друг другу лучшие немецкоязычные артисты Германии, Австрии и Швейцарии.

На скромности актера такой успех никак не сказывается. Все режиссеры и журналисты в один голос утверждают, что работать с ним – одно удовольствие. О личной жизни Ганц тоже всегда говорит откровенно. После расставания с женой Сабине, матерью его единственного сына Даниэля, он сошелся с фотографом Рут Вальц и счастливо живет с ней уже много лет на три города: Берлин, Венецию и Цюрих.

"Возраст пугает меня, но не тем, чем он обычно пугает стариков. Больше всего я боюсь, что у меня станет меньше ролей", – честно признался Ганц в одном из интервью. Однако в ближайшее время забвение актеру точно не грозит. В конце прошлого года на экраны вышел детский фильм "Хайди" – новая экранизация знаменитой повести Иоханны Спири о девочке, живущей в швейцарских Альпах. Ганц сыграл сурового деда главной героини, который постепенно оттаивает и привязывается к своей воспитаннице. За эту роль его уже номинировали на кинопремию Швейцарии. Номинация на приз Немецкой киноакадемии, вероятно, тоже не за горами: в Германии вряд ли упустят шанс в очередной раз отметить любимого ангела-хранителя.

Ксения Реутова

22.03.2016

к началу страницы