Добро пожаловать на сайт Федерального министерства иностранных дел

Якоб и Вильгельм Гримм – братья-неразлучники и строгие собиратели немецкого фольклора

Статья

Веселые бременские музыканты, златовласая Рапунцель и злобный карлик Румпельштильцхен – не одно поколение детей по всему миру выросло, зачитываясь приключениями героев из сказок братьев Гримм.

Памятник братьям Гримм перед ратушей в городе Ханау, земля Гессен
Памятник братьям Гримм перед ратушей в городе Ханау, земля Гессен© picture alliance / dpa

Сами они о лаврах детских кумиров не мечтали и сбором фольклора занимались в научных целях. Хотя и любили подчеркивать, что их сказки – это воспитательное пособие. 24 февраля исполняется 230 лет со дня рождения младшего брата – Вильгельма.

Не жестокие, а поучительные
Юристы по образованию и лингвисты по призванию, братья Якоб и Вильгельм Гримм (Jacob und Wilhelm Grimm) считали свои сказки поучительными и обижались, если их называли чересчур жестокими. Претензии критиков становятся вполне понятны, если вспомнить, например, сюжеты, где маленьких Гензель и Гретель родной отец заводит в лес и оставляет там на верную погибель, а замарашку Золушку злая мачеха заставляет перебирать крупу и сажать розовые кусты, пока ее сводные сестры веселятся на балах в красивых платьях.

Сегодня их Собрание немецких сказок (Kinder- und Hausmärchen), первый том которого был опубликован в 1812 году, признано ЮНЕСКО мировым культурным наследием и после Библии в переводе Мартина Лютера считается одной из главных книг, когда-либо написанных на немецком языке.

Так было не всегда. После Второй мировой войны в Западной Германии наследие братьев впало в немилость. В послевоенной стране бытовало мнение, что их сказки привили немецким детям неосознанную тягу к жестокости. Дошло до того, что в американской зоне оккупации книги были изъяты из всех библиотек, а в британской – действовал запрет на печать новых экземпляров.

Вильгельм (слева) и Якоб Гримм, прижизненное изображение
Вильгельм (слева) и Якоб Гримм, прижизненное изображение© picture-alliance / dpa

От демонизации в 70-х годах их избавил американский психотерапевт австрийского происхождения Бруно Беттельгейм, изучивший сказки братьев Гримм с точки зрения психоанализа и авторитетно заявивший, что они помогают детям ориентироваться в мире, где есть не только добро, но и зло, а также настраивать собственный морально-нравственный компас. В общем, оказалось, что дело во всех отношениях хорошее, и претензии были сняты.

Народный фольклор
До сих пор историки и германисты изучают вопрос, из каких источников Якоб и Вильгельм получали свой материал. Сами они утверждали, что во время путешествий по Германии, преимущественно по территории нынешней земли Гессен откуда они были родом, записывали фольклорные сказки у простых крестьян. Причем, сами по себе истории их интересовали лишь постольку-поскольку – в сказках братья Гримм искали ответ на вопрос о происхождении немецкого языка и доказательства его принадлежности к индоевропейской языковой семье.

Однако уже после их смерти выяснилось, что истории им рассказывали не только бедные крестьяне, но и образованные дамы того времени. Так, например, рассказщица Доротея Виманн (Dorothea Viehmann), у которой братья записали свыше 75 сказок и сказочных интерпретаций, была родом из семьи гугенотов, прекрасно говорила по-французски и рассказала своим слушателям немало французских народных былин.

Дорогой Вильгельм, никогда нам не следует расставаться

Дом-музей братьев Гримм в Штайнау, земля Гессен
Дом-музей братьев Гримм в Штайнау, земля Гессен© picture alliance / akg-images

Всю жизнь братья, родившиеся с разницей в год, провели вместе. Как-то раз еще в студенчестве старший брат Якоб получил приглашение поработать в Париже. Несколько месяцев разлуки длились вечность. Возможно, будь в начале XIX века возможность пользоваться мобильными телефонами и Интернетом, и не было бы сегодня ни Собрания немецких сказок, ни германистики в ее нынешнем виде. Всю жизнь работавших вместе братьев считают одними из основателей науки германистики, а старший Якоб сформулировал знаменитый закон о первом передвижении согласных, подтвердивший принадлежность германских языков к индоевропейской языковой семье.

"Дорогой Вильгельм, никогда не следует нам расставаться, и ежели сложится так, что одному из нас придется отправиться в далекий путь, то другому следует немедленно уволиться со службы и отправиться следом. Мы настолько привыкли к обществу друг друга, что даже уединение может навести на меня смертную тоску", – писал в 1803 году старший брат Якоб.

Последние годы жизни братья провели в Берлине, где умерли с разницей всего в два с половиной года, в очередной раз сдержав данное друг другу обещание не расставаться надолго. "И если они не умерли, то живут, пожалуй, и до сих пор" – такой фразой заканчиваются многие их сказки, которые оказались бессмертны.

Ирина Михайлина

24.02.2016

к началу страницы