Добро пожаловать на сайт Федерального министерства иностранных дел

Анне-Софи Муттер: скрипка и немножко нежно

Анне-Софи Муттер

Анне-Софи Муттер, © picture-alliance/ ZB

29.06.2018 - Статья

Звезды классической музыки не так уж часто становятся героями светской хроники. Но Анне-Софи Муттер – исключение из правил.

Вундеркинд, которая начала профессиональную карьеру в шесть лет, муза модельера Джона Гальяно и любимица лучших современных композиторов – 29 июня знаменитой немецкой скрипачке исполнилось 55 лет.

Талант Муттер проявился очень рано. В детстве ее сравнивали с Моцартом и называли «ребенком-вундеркиндом». В пять лет Анне-Софи начала играть на пианино, но почти сразу сменила его на скрипку. В 13 ее полностью освободили от школы: легендарный австрийский дирижер Герберт фон Караян пригласил юную скрипачку выступать вместе с Берлинским филармоническим оркестром. В 14 она уже участвовала в Зальцбургском фестивале, а в 15 сделала первые концертные записи.

Далеко не все дети с выдающими способностями вырастают в уверенных профессионалов: сказываются недетские нагрузки, давление семьи и бремя славы. Муттер говорит, что секрет ее успеха – в бережном отношении со стороны родителей и педагогов. Тот же Караян, когда она рвалась на гастроли, высказался резко против полноценного рабочего графика и посоветовал ей подождать хотя бы до совершеннолетия. «Я никогда не перерабатывала, не истощала свои силы. Это важно».

Юная Анне-Софи Муттер со скрипкой Страдивари, 1980 год
Юная Анне-Софи Муттер со скрипкой Страдивари, 1980 год© picture-alliance / dpa

Впрочем, и в ее жизни был этап подросткового бунта. В 17 Муттер оставила Германию, переехала в Монако и на первые взрослые гонорары купила себе Porsche – хотя по местному законодательству она еще не могла садиться за руль. Пресса описывала, как молодая немецкая красавица пьет дорогое шампанское в Монте-Карло в компании Пласидо Доминго и Сальваторе Аккардо. Эти события ей до сих пор припоминают в каждом втором интервью. «В тот момент мне нужно было уехать из дома, чтобы начать собственную жизнь», – объясняет она.

К этому же периоду относится ее окончательное перевоплощение из гениального ребенка в музыкальную диву и икону стиля для мира классической музыки. 17-летняя Муттер познакомилась с модельером Джоном Гальяно, который специально для нее создал серию ярких вечерних платьев с открытыми плечами. Теперь скрипачка чувствовала свой инструмент и его вибрации кожей – она давно об этом мечтала. Специальные мостики для скрипок – приспособления, помогающие не напрягать шею и плечо, – Муттер принципиально не использовала.

Консерваторы были недовольны: считалось, что откровенные наряды отвлекают публику. Но Муттер не собиралась расставаться с любимыми платьями (она скромно называла их «рабочей униформой»), и вскоре ее образ начали копировать женщины-музыканты всего мира. Сейчас открытыми плечами в концертном зале уже никого не удивишь.

В ее коллекции есть почти все известные музыкальные награды, от премии Эрнста фон Сименса, которую неофициально называют «нобелевкой для музыкантов», до американской «Грэмми». Ее инструменты тоже уникальны: Муттер владеет двумя скрипками Страдивари и одной скрипкой Регацци. Исполняет она не только классику. Особое место в ее творческой жизни занимает сотрудничество с современными композиторами – многие из них пишут специально для нее.

Анне-Софи Муттер с премией ECHO Klassik, 2014 год
Анне-Софи Муттер с премией ECHO Klassik, 2014 год© picture alliance / dpa

Инструмент в руках Муттер звучит безупречно. Пожалуй, даже слишком. Это единственный повод для критики, который она дала за долгие годы своей карьеры. Газета Washington Post однажды назвала скрипачку «суровой и холодной Валькирией, которая едва замечает, что где-то у ее ног копошатся смертные». С публикой Муттер действительно держится отстраненно и предпочитает помещения, в которых сцена находится на расстоянии от зрительного зала. На слушателей она никогда не смотрит. «Да, на концертах я выгляжу мрачно. Но я музыкант, а не актриса. Я общаюсь с аудиторией при помощи музыки, и в этот момент моя душа обнажена».

Муттер дважды была замужем. Ее первым супругом стал мюнхенский адвокат Детлеф Вундерлих, который был почти в два раза старше невесты. Родители Анне-Софи возражали против этого брака, но она все равно настояла на своем. Через шесть лет после свадьбы Вундерлих скончался от рака («День, когда я узнала о его диагнозе, стал самым ужасным в моей жизни», – вспоминала она). У Муттер осталось двое детей – дочь Арабелла и сын Рихард. В 2002 году она вышла замуж за американского дирижера, пианиста и композитора Андре Превина. Он был старше Муттер на 34 года. Вместе они провели почти пять лет, после чего развелись, сумев сохранить дружеские отношения.

Воспитав своих детей, она занялась поддержкой молодых талантов и основала благотворительный фонд, который помогает музыкантам в обучении, продвижении и приобретении дорогих инструментов. В судьбе многих воспитанников скрипачка принимает личное участие. В прессе описан случай, когда у талантливого студента из Китая возникли проблемы с музыкой немецких композиторов. Муттер показала ему баварские Альпы и горы Шварцвальда, выдала список литературы, состоящий в основном из немецких романтиков, и сама свозила его в Лейпциг, чтобы он мог увидеть церковь Святого Фомы, где кантором хора трудился Иоганн Себастьян Бах.

В 2006 году Муттер напугала поклонников, внезапно объявив о том, что поработает еще пару лет и в 45 навсегда уйдет со сцены. В мире классической музыки поднялась настоящая буря, и уже через месяц скрипачка сказала, что ее слова были неверно истолкованы: она останется до тех пор, пока будет чувствовать, что привносит в музыкальное искусство что-то новое. «Я всего лишь пыталась объяснить, что не хочу повторяться. Но с возрастом это никак не связано».

Ксения Реутова

29.06.2018